Главная Картон Бугорчатая прокладка
Контакты Услуги Справочник

 

Хрупкое настоящее (яичная тара)

Судьба макулатуры

Первое использование вторсырья историки относят к пятому веку нашей эры, когда индусы научились перерабатывать старое тряпье и делать из него бумагу. В России началом переработки отходов считается постройка в XVI веке первой бумажной мельницы. В Советском Союзе хоть и говорили о необходимости собирать и сдавать макулатуру, но ее эффективная переработка оставляла желать лучшего.

Советские птицефабрики перевозили яйца в соломе и опилках вплоть до начала 1970-х, когда за рубежом наконец-то были закуплены первые машины для производства бумажной яичной упаковки. Установили их в Кашире, Железногорске (Курская обл.), Туймазах, Кишиневе, Вильнюсе, Житомире и некоторых других городах союзных республик, и после распада СССР на территории России осталось всего несколько машин с общей производительностью около 150 млн упаковок в год.

В упаковке умещалось 30 яиц, то есть каждый россиянин оказался обеспечен в год тремя десятками упакованных яиц.

Картина оставалась неизменной до 1995 года. Именно в этом году знакомый Александра Колесова, имевший косвенное отношение к исландским упаковочным машинам, предложил заняться их реализацией:

— В советские времена я несколько лет проработал в Исландии в нашем торгпредстве,— рассказал Александр Семенович.— Поэтому знал специфику этой страны и согласился. Мы тогда поставили в Россию пять «вертикальных» машин, каждая производительностью 360 упаковок в час и стоимостью около $70 тыс. Все машины для производства бугорчатых прокладок для яиц можно разделить на три вида— «вертикальные», Pivot (качание) и роторные. Советский Союз закупал только роторные машины — «вертикальные» имели очень маленькую производительность, а машины с системой Pivot в ту пору вообще не изготавливались.

Основным заказчикомпривезенных машин выступило общество слепых. Оно поместило машины на своих предприятиях в Ижевске, Ульяновске, Волгоградской и Владимирской областях. Одна машина досталась птицефабрике «Мирная» в Люберецком районе. А в 1996 году Александр Колесов решил организовать производство подобных машин в России и обратился к исландцам с предложением открыть совместное предприятие. Они отказались. Эта неудача не изменила планов Александра Семеновича, но денег для начала производственной деятельности не было. Принялись искать заказ с предоплатой. Первым заказчиком стала Новокузнецкая птицефабрика.

— Самым сложным было их убедить, что мы не сбежим с деньгами, а действительно начнем делать машину. На сборку первой «вертикалки» ушло три месяца. Машина была похожа на исландскую и производила те же самые 360 упаковок в час. Отличалась тем, что большинство деталей были отечественного производства: — Мы тогда не знали, какие комплектующие лучше покупать, и брали все подряд,— рассказал Александр Семенович.— Например, приобрели вакуумный насос чехословацкого производства, который во время испытаний работал вроде бы нормально, но для интенсивной эксплуатации оказался непригодным. Пришлось в срочном порядке покупать новый. Решили не рисковать и купить итальянский насос, хоть он и стоил в несколько раз дороже. Тут возникла другая проблема: заказчик находился от нас в 3 тыс. км, и насос надо было как-то туда переправить. На машине — дорого и долго, поэтому решили везти насос пассажирским поездом. Размером он был со стол и такой тяжелый, что нести на руках невозможно. Тогда мы приделали к насосу колесики, на вокзале выгрузили его из машины и покатили по перрону. Охране вокзала пришлось заплатить 200 руб., проводнице — 1000 руб., затащили насос в купе, и таким образом он у нас доехал до места назначения. Следующий заказ поступил сразу же после исполнения первого. Так стало ясно, что в России имеется спрос на оборудование для производства яичной тары.

Вслед за «Колеусом» в стране появилось еще несколько производителей подобных установок. Подтянулись со своими станками китайцы и индусы:

— На рынке производства машин дляизготовления яичной тары российский производитель занимает очень удобную нишу: европейский производитель не может равняться с нами по цене, а китайский — по качеству. Недавно одно из предприятий Барнаула приобрело китайскую машину с огромной для «вертикалки» производительностью — 2 тыс. изделий в час и заплатило за нее всего $250 тыс. Для сравнения: канадская машина с такой же производительностью стоит около 1 млн. Когда в Барнауле китайскую машину запустили, выяснилось, что она действительно может производить заявленные 2 тыс. упаковок, но высушить успевает только 600. То есть реальная производительность у нее всего 600 изделий.

От «вертикальных» к роторным

Первый год «Колеус» делал машины производительностью 360 упаковок в час, но уже в 1998 году производительность удалось увеличить в два раза. Еще через год установки «Колеуса» производили уже по 1080 упаковок и, наконец, в 2000 году достигли своего потолка:

— Ни одна «вертикальная» машина не может выдавать в действительности больше 1500 упаковок в час, или она должна быть невероятно громоздкой,— рассказал Александр Семенович.— Мы поняли, что дальше модернизировать эти машины бесполезно. Кроме низкой производительности, у «вертикалок» большое количество часто ломающихся пневматических деталей: шланги подачи сжатого воздуха быстро изнашивались и перетирались, и по краям изделий образовывалась некрасивая бахрома. За счет большой трудоемкости возникала относительно высокая себестоимость яичной тары. К тому же рынок все меньше удовлетворяла стандартная тара на 30 яиц: покупатель больше не желал носить яйца в целлофановом пакете, а хотел видеть их в закрывающихся коробочках по 10 штук. А такие коробочки на машинах «вертикального» типа получались крайне низкого качества. Ко всему прочему и без того низкая производительность падала еще на 30%. Роторные же установки не имели всех вышеперечисленных недостатков. Поэтому компания «Колеус» решила заняться ими.

Машинные изобретатели

Роторные машины, оставшиеся в России с советских времен, устарели морально. К тому же владельцы этих машин никого из заинтересованных лиц близко к ним не подпускали, дабы не срисовалии не скопировали. Поэтому решено было изобретать роторные машины с нуля. Поиск конструкторов, готовых заняться этим вопросом, велся в разных организациях и институтах, включая Бауманский, и в конечном итоге увенчался успехом. Трое немолодых уже людей, выпускников станкостроительного института, в 2001 году приступили к работе над новой машиной, и в 2003 году появились две первые роторные машины производительностью 1800 и 3600 изделий в час.

Это была настоящая революция в российском производстве — до «Колеуса» роторных машин ни в Советском Союзе, ни в России никто никогда не производил. И сегодня компания в этом смысле по-прежнему уникальна. А в прошлом году была разработана и изготовлена новая модель роторного узла. В ней были учтены недостатки первых образцов, в результате получилась очень компактная машина, позволяющая повышать производительность до 3600 изделий в час. Однако ожидания оправдались не полностью. Покупателей на чудо-агрегаты нашлось немного:

— К нам в год поступает больше тысячи звонков от потенциальных покупателей,— рассказал Александр Семенович.— Но когда они узнают цену машины, желание ее купить у них сразу исчезает. Стоит роторный агрегат действительно недешево: машину производительностью 1800 изделий в час можно купить за 310 тыс. евро, производительностью 5400 изделий— за 690 тыс. евро. Однако по сравнению с мировыми ценами это в три раза дешевле.

«Колеус», как сапожник без сапог, сам хотел бы приобрести такую машину и зарабатывать на ней деньги, но пока позволить себе этого не может:

— Этой весной мы планируем изыскать возможность и все же построить роторную машину для себя. Поначалу хотели изготовить себе более дешевую «вертикальную», но потом подумали и решили, что уж если заниматься производством яичной тары, то на максимально выгодном оборудовании. В каждом регионе свои цены на сырье, на газ, и есть разница в зарплате обслуживающего персонала. Но в среднем срок окупаемости для роторной машины производительностью 3600 изделий в час сегодня составляет около года.

Бумага или пластик?

Изначально было задумано, что роторные машины будут закупаться для производства самой разнообразной продукции — ведьза границей из макулатуры делают подставки под бутылки, вкладыши в ботинки, поддоны для продуктов питания, одноразовую посуду:

— Стаканы и тарелки пробовали производить у нас в стране еще до наших машин. Но производитель в конце концов разорился. Не будем кривить душой, ситуация со спросом на рынке упаковки из макулатуры достаточно сложная. Дело в том, что он как бы невысок. Но объясняется это отнюдь не тем, что направление бесперспективно, а тем, что рынок неподготовлен. Существует так называемый скрытый спрос: потребитель нуждается в решении какой-либо упаковочной проблемы, но пока не представляет, в каком направлении вести поиск. Очевидно, что когда в России будет работать достаточное количество установок для переработки макулатуры, когда будет хорошая реклама изделиям из вторичного сырья, когда потребитель поймет, что это экономически выгодно, тогда появится и спрос. На рынке яичной тары существуют и другие предложения — например, и российские, и зарубежные производители предлагают яичную упаковку из полистирола.

Поначалу она претендовала на то, чтобы заменить картонную, но вскоре обнаружила свои недостатки: в открытых ячейках из полистирола яйца до места назначения не доезжали:

— Полистирол очень твердый, и яйца при транспортировке просто продавливались,— объяснил Александр Семенович. Поэтому сейчас такая тара бывает только закрытой и используется не для перевозки, а только для продажи. В результате эта недешевая тара идет в ход всего один раз и заметно удорожает стоимость яйца в магазинах. Кроме того, прежде чем положить яйца в такую красивую коробочку, работники птицефабрики вынуждены их мыть.

В закрытой коробочке помытое яйцо покрывается плесенью. У зарубежной тары из полистирола во избежание этого имеются щели, но в щели вытекают разбитые яйца, что также не добавляет удобства покупателям:

— Опытным путем доказано, что только тара из макулатуры наилучшим образом защищает яйцо и от порчи, и от механических воздействий. Еще одним преимуществом упаковки из макулатуры является ее экологичность, она не содержит вредных примесей и легко перерабатывается. И наконец, именно упаковка из макулатуры имеет самую низкую себестоимость. В последние годы она завоевывает все новые сферы рынка: например, корейская компания делает по этой технологии упаковку для дорогих моделей телефонов Nokia.

Переработанная макулатура могла бы стать оптимальным вариантом для упаковки любой техники — от фенов до компьютеров. Сейчас для закрепления этой техники в картонных коробках используют вкладыши, пузырчатую пленку и другие приспособления, которые намного дороже нашей продукции. Но если западный мир уже присмотрелся к «макулатурной» таре, у нас в стране дальше яиц дело пока не движется. Зато на рынке яичной тары, по словам Александра Колесова, уже сегодня ощущается повышение спроса благодаря всем известному птичьему гриппу.

Грипп и бизнес

По правилам СЭС яичную упаковку птицефабрика должна использовать единожды, после этого ее положено отправлять на переработку. На деле же продавцы в магазинах вынимают яйца из ячеек, кладут их в пакеты, а яичная тара вместо утилизации возвращается обратно. То есть птицефабрики каждую упаковку используют раз по восемь, пока она окончательно не порвется. Это приводит к распространению инфекции, ведь яйцо, несмотря на видимую защищенность, обладает большой проницаемостью скорлупы. Сейчас в связи со вспышками птичьего гриппа СЭС усилила контроль за птицефабриками, и последним срочно понадобилась упаковка:

— В последний месяц мы наблюдаем настоящий ажиотаж. Всем срочно понадобились станки для производства яичной тары. Но соответствовать санитарным нормам нашим птицефабрикам по-прежнему мешает бедность: купить станок за полмиллиона долларов мало кто в состоянии. В связи с этим мы решили возобновить изготовление относительно дешевых «вертикальных» машин, предварительно их модернизировав.

Клиентами «Колеуса» являются не только птицефабрики, но и целлюлозно-бумажные комбинаты. В процессе производства у них обычно возникают отходы, которые они хотят выгодно утилизировать. Вообще, макулатуры у нас в стране хватает. На городских свалках, например, она составляет около 40% отходов:

— Макулатура в России есть, но ее часто сжигают, так как перевозить с каждым годом становится все дороже, а предприятия по переработке на местах отсутствуют,— рассказал Александр Колесов.— Впрочем, по сравнению с Западом уровень образующейся за год макулатуры в России пока невысок — всего 35 кг на душу населения. В США эта цифра в 10 раз выше. Есть простая закономерность: когда уровень жизни растет, растет и количество макулатуры на душу населения. А значит, у отрасли в целом и компании «Колеус» в частности— большие перспективы.


Автор: Аделаида Сигида, "Деловой Петербург
"
назад

 

rate your site   Rambler's Top100   Реклама в "Известиях" и "АиФ" от 5 центов!         

©2007 Riveroff